Экран

Алексей Красовский: «Я — токсичный автор, у меня неудобные сценарии»

Алексей Красовский «Я — токсичный автор, у меня неудобные сценарии»

Когда на экраны вышел «Коллектор», критики и зрители вознесли руки к небу: у нас наконец-то появился режиссёр независимого кино. Но дальше что-то пошло не так: Алексея Красовского стала преследовать череда неприятностей.

Сначала большой резонанс, сравнимый разве что с «Матильдой», вызвала комедия «Праздник», где действие разворачивается в блокадном Ленинграде. Минкульт не выдал прокатное удостоверение и запретил картину к показу.

Спустя год новый инцидент — Алексей снимает своё имя с титров фильма «Элефант» из-за непримиримых разногласий с продюсерами ленты Сергеем Сельяновым и Алексеем Гуськовым. Что же это: обычное стечение обстоятельств или неприкрытая травля режиссёра? А может, просто хайп?

Мы решили разобраться в ситуации и узнать о реальном положении дел у самого Алексея Красовского, и заодно поинтересовались: можно ли в России снимать независимое кино.


Верный способ разобраться в ситуации — это вернуться к истокам. Итак. 2017 год, Министерство культуры, питчинг. «Элефант» получает поддержку экспертного совета по игровому, авторскому и экспериментальному кино. Какие условия были вам выдвинуты?

▬ Мы подавались в разделе авторского кино. Но понимание что такое авторское кино — у каждого продюсера своеобразное. Я рассчитывал, что авторская мысль, заложенная в сценарии, в том же виде будет донесена на экран режиссёром. По счастливому совпадению в этой картине я был в двух ипостасях. Но на всякий случай обезопасил себя договором, который мне помог составить юрист.

Продюсеров вы выбрали сами или по рекомендации?

▬ Я написал сценарий восемь лет назад. Но по разным причинам запустить его не удавалось, помог успех «Коллектора», финансовый в том числе. До этого я просто возвращался к сценарию, переписывая его, параллельно написал детскую книжку про Слона Мишку. С продюсером Гуськовым знакомы давно, но как с актёром работал с ним впервые.

Алексей Гуськов на съёмочной плоащадке фильма «Элефант»
Алексей Гуськов на съёмочной плоащадке фильма «Элефант»
Фото предоставлено Алексеем Красовским

Что было для вас принципиально в переговорах с продюсерами?

▬ Прежде всего возраст главного героя — Валентина Шубина. Продюсеры хотели, чтобы это был молодой, востребованный артист. Я же хотел, чтобы это был зрелый писатель. Давно отошедший от дел.

Как в проекте оказались Алексей Гуськов и Сергей Сельянов?

▬ На фестивале в Онфлере, где я представлял «Коллектора», мы встретились с Алексеем. Он спросил какие у меня планы. Я сказал, что хотел бы снять вот историю про писателя, которому дают второй шанс. Идея ему понравилась. Как артист он меня тоже устраивал. В итоге подали заявку в Минкульт. Сергей Сельянов подключился чуть позже.

Как проходил кастинг? Вмешивались ли в процесс продюсеры?

▬ У нас был обычный кастинг на протяжении двух месяцев в Москве и Петербурге. Никто в это не вмешивался. Я в этом смысле, не самый приятный для продюсеров режиссёр — предпочитаю сам выбирать актёров, искать локации, утверждать реквизит. Даже книгу для графомана-следователя пришлось написать самому.

Алексей Красовский «Я — токсичный автор, у меня неудобные сценарии» (2)
Алексей Красовский на съёмочной площадке фильма «Элефант»
Фото предоставлено Алексеем Красовским

Какая атмосфера царила во время съёмок? Возникали ли разногласия или ничего не предвещало беды?

▬ Были обычные притирки. Мне страшно повезло с оператором Сергеем Астаховым. Большинство локаций, где мы снимали — места его боевой славы. В квартире Шубина раньше снимали «Брата», кладбище тоже появлялось там. Я почти не помню таких мест в «Элефанте», куда бы раньше не ступала его нога. Была атмосфера пионерского лагеря. Половина смен заканчивалась после обеда. Честно говоря, я и сейчас не вижу никакой беды. Конфликты-притирки случались и это происходит регулярно. У нас нет прозрачной киноиндустрии как бизнеса, есть понятие репутации, но оно не подкреплено ничем. Мой случай не исключительный. Продюсеры действовали так, как действуют всегда. Они тратят деньги и хотят иметь контроль над ситуацией. У них есть свои соображения по поводу того, какой из вариантов фильма коммерчески успешен, а у меня свои задачи — пусть не такие коммерческие, но тоже важные для меня — сохранить историю в том виде, в каком она была в моей голове.

«Продюсеры действовали так, как действуют всегда. Они тратят деньги и хотят иметь контроль над ситуацией»

Перед показом «Элефанта» на фестивале в Выборге Алексей Гуськов представил свою версию конфликта, обвинив вас в лукавстве. Цитата: «У нас была договоренность, что все денежные, материальные вещи будут учтены в режиссёрском договоре, и они были учтены. Я не имею права разглашать сумму гонорара при условии, что Алексей его получил, а работу не доделал. Так что это чуть-чуть лёгкий хайп с его стороны». Прокомментируйте, пожалуйста, высказывание. Что имел в виду Гуськов?

▬ Чтобы хайпануть, нужно иметь понятную цель, мои дивиденды сомнительные: я привлёк внимание к проблеме, и в очередной раз попал в чёрные списки продюсеров. Так себе выгода. Да, как режиссёр я получил гонорар, но как автор сценария пока не получил ничего. Впрочем, есть и хорошая новость — мы с продюсерами договорились, что режиссёрская версия будет. Я, как и они, сейчас завишу от проката, от того, сколько «Элефант» соберёт. Если не соберёт ничего, у меня не будет денег, чтобы довести работу до конца.

В разгар конфликта вы грозились, что можете подать в суд.

▬ Мы сумели прийти к разумному компромиссу. Надеюсь, все удалённые сцены «Элефанта» удастся выложить. Устное разрешение я уже получил. Ждать я тоже умею: сценарий лежал восемь лет, потерплю еще полгода. И здесь, к счастью, я опять буду зависеть от зрителей. Провалится фильм — значит не судьба, вернусь к этой затее потом, когда удастся заработать другими картинами.

В своём посте в фейсбуке, где вы обрисовали сложившуюся ситуацию с продюсерами «Элефанта», вы привели в пример случай Кирилла Серебренникова во время его работы на «Рагине» (прим.ред.: «Рагин» — фильм 2004 года по мотивам повести А. П. Чехова «Палата № 6») и назвали себя «ещё одним токсичным автором». В чём же заключается эта токсичность?

▬ Есть режиссёры, которым не нужен заказ сверху, у них свои темы, сюжеты и свой, не побоюсь этого слова, стиль. Они не всегда удобны, у них есть своя сюжетная линия на протяжении всего творчества. И есть люди наёмные, которым всё равно что снимать. Сегодня блокбастер про великое прошлое, завтра сериал для федеральных каналов. И те, и другие имеют право на существование. Просто первым приходится это право отстаивать, а вторым оно не всегда нужно вообще. Поэтому продюсерам с ними удобней.

Фредерик Бегбедер и Алексей Красовский на съемочной площадке
Французский писатель Фредерик Бегбедер и Алексей Красовский съемочной площадке «Элефанта»
Фото предоставлено Алексеем Красовским

Многие расценивают историю с «Элефантом» как месть за ваш фильм «Праздник». Насколько уместны такие предположения?

▬ Ну, я исключаю теорию заговора. Хотя будь я журналистом, тоже, наверное бы, допустил, что это удобно всем: и продюсерам, и Минкульту. Но всё же смею надеяться, что мои продюсеры не настолько коварны.

То, как общественность негативно восприняла «Праздник» — для вас акт невежества или всё-таки Великая Отечественная война — тема-табу в нашем обществе?

▬ Это было обычное манипулирование общественным мнением, чтобы отвлечь от других насущных проблем. Сегодня можно поднять волну по любому поводу и обвинить кого угодно. Истерия вокруг «Праздника» началась в октябре прошлого года и продолжалась до января. Я имею в виду оскорбления, угрозы, все эти уголовные статьи. К январю, когда фильм был показан на YouTube, волна спала. Если год назад я получал по сто угроз в день, сейчас ни одной. Но я больше рад другому: спустя полгода после того, как на федеральных каналах с пеной у рта доказывали, что во время блокады ни у кого не было привилегий, разговор о том как было на самом деле поднял даже портал «Лента.ру», тему перестали замалчивать, значит, мы своего результата добились, отменив как минимум одно табу.

«Год назад я получал по сто угроз в день, сейчас ни одной»

На съёмочной площадке фильма «Праздник»
На съёмочной площадке фильма «Праздник»
Фото предоставлено Алексеем Красовским

Когда Минкульт запрещал к показу «Смерть Сталина» и «Дело 44», интерес к фильмам вырос в геометрической прогрессии. Как думаете, случилось ли это с «Праздником»?

▬ Думаю, да. Хотя мне трудно спорить о том, сколько зрителей было бы в противном случае, если бы на нас не повесили всех собак. Когда я полгода обивал пороги студий с «Коллектором» мне тоже говорили, что мы никогда не окупимся, никто не пойдет такое смотреть. Был бы кому-то нужен «Праздник» без шумихи — не знаю. Но скромный бюджет мы бы окупили в любом случае. Он был намного меньше, чем у «Коллектора».

▬ Давно у вас возникла идея «Праздника»?

▬ «Праздник» лежал чуть меньше, чем «Элефант». «Коллектора» я написал от отчаяния, устав искать финансирование. Решил, что в крайнем случае сниму как-нибудь сам, к счастью, нашёлся отважный продюсер Дмитрий Руженцев, затем к нам примкнул Георгий Шабанов. Однако, дальше — как видите — легче не стало. И каждый следующий сценарий снова приходится пробивать.

Фильм «Праздник» можно посмотреть на YouTube-канале Алексея Красовского

▬ В этой связи нельзя не упомянуть ваш веб-сериал «Революция», запущенный на YouTube в мае. Что натолкнуло на создание такого злободневного проекта?

▬ Эту идею я недолго вынашивал. Когда мне позвонил Ян Цапник и передал трубку Михаилу Ефремову, мы пошутили: на каких осинах скоро будем вместе висеть, а на следующий день распечатка этого разговора оказалась в интернете. Тогда я подумал, а что произойдет, когда будут прослушивать не только меня и неудобных людей, а вообще всех? Я представил, что будет если все наши переписки, разговоры, фотографии — однажды вылились в сеть. Это же самый простой способ остановить волну митингов, дать людям повод поругаться дома. Первые серии сняли на голом энтузиазме, но окупать такие картины на YouTube пока невозможно. Этот канал тоже не любит слова «революция» и «экстремист» (прим. ред.: название одной из серий), сразу прячет видео из топа и убирает рекламу.

«Когда мне позвонил Ян Цапник и передал трубку Михаилу Ефремову, мы пошутили: на каких осинах скоро будем вместе висеть, а на следующий день распечатка этого разговора оказалась в интернете»

Думаете, кто-то приложил к этому руку?

▬ Скорее просто лояльное руководство Гугла, которое тоже боится санкций и уменьшения аудитории в России. Такие профилактические меры безопасности…

Планируете снимать продолжение?

▬ Да, в октябре собираемся закрыть первый сезон. Изначально мы хотели запустить полнометражную картину — с совершенно другим сценарием на ту же тему. Он был написан, в нём было линейное повествование и заметно больше актёров (сейчас в каждой серии по одному). Однако, в итоге решили сделать «Революцию» как альманах. Краудфандинг это здорово, конечно, но не в случае с кино. У нас мало кому удавалось собрать деньги на полный метр. Я не исключение.

«Краудфандинг это здорово, конечно, но не в случае с кино. У нас мало кому удавалось собрать деньги на полный метр. Я не исключение»

Учитывая щекотливость темы, не обращались ли к вам заинтересованные лица или компании с предложением о финансировании?

▬ Вы сами ответили на вопрос. Нам всё время напоминают про Ходорковского, но нет, у нас нет крупных меценатов и спонсоров. Снимаем на скромные пожертвования людей, которые поддержали «Праздник». Средний перевод — 100-150 рублей, цена билета в онайн-кинотеатр.

Поддержать проекты Алексея Красовского можно через сервис
Donation Alerts

Несмотря на все сложности, вам удалось реализовать «Праздник» и «Революцию». Согласитесь ли с тезисом, что в России можно снимать независимое кино?

▬ Мы пытались снять «Революцию» через краудфандинг, но в итоге недобрали. Вся сумма вернулась инвесторам. Кто-то из них потом перевёл средства напрямую, но их единицы. В современной России единственный путь для независимого кино — малобюджетность, но даже мне тяжело каждую историю запихивать в одно место действия. Некоторым сюжетам нужен размах. У меня есть ещё один залежалый сценарий про закон Димы Яковлева, вот его переделать пока не удалось. Найти на него деньги тем более.

Алексей Красовский и Константин Хабенский на съёмочной площадке фильма «Коллектор»
Алексей Красовский и Константин Хабенский на съёмочной площадке фильма «Коллектор»
Фото предоставлено Алексеем Красовским

«В современной России единственный путь для независимого кино — малобюджетность»

Расскажите подробнее об этом проекте.

▬ Это история про американцев, которые не стали отдавать больного ребёнка в детский дом, а решили его похитить. Они подделывают документы и несутся через всю страну, чтобы спасти этому ребёнку жизнь. Заканчивается всё хорошо. Лучше, чем в жизни.

Когда режиссёров спрашивают, кому адресован фильм, они называют разные группы людей. Кто-то 30-летних интеллектуалов, кто-то офисных менеджеров, а кто-то домохозяек. Алексей, а кто ваш идеальный зритель?

▬ Я сам не идеальный режиссёр, странно мечтать о таком же зрителе. Я рад любому. На YouTube охотно отвечаю и гонителям, и хулителям. Мне сложнее реагировать на комплименты, вот это я не умею. А общаться с людьми, обуреваемыми ненавистью, порой даже забавно.

▬ К слову, о критике. Сравнительно недавно, вас упрекнули в том, что вы страйкнули видеоблогера, который сделал обзор на «Праздник». Дескать, вы боретесь за свободу творчества, а в итоге сами лишили человека права на собственное мнение. Поясните, что это за история?

▬ Это была профилактическая работа с хейтерами. Большинство их разборов — жирный копипаст вашего материала со спойлерами и без ссылок на оригинал. Я попросил автора разгромного видео дать людям возможность сравнить, благо наш фильм был в двух кликах, он это сделал, конфликт исчерпан. Сейчас мне уже некогда отслеживать кто что снимает про фильм, наказывать никого не буду.

Раз мы затронули тему блогеров. После обзора BadComedian на «Движение вверх», фильм был массово заминусован на «КиноПоиске» и мгновенно потерял высокий рейтинг. Как вы думаете, в силах ли блогеры повлиять на тенденции нашего кино и умонастроения людей?

▬ Настроения создателей блогеры испортить умеют. (Смеётся). Но изменить ситуацию им пока не по силам, государственные деньги продолжат транжирить те же люди, снабжая блогеров новым питательным материалом. Мне больше не хватает обзоров достойных фильмов, мимо которых прошёл широкий зритель, которым не хватило внимания. Но такую работу делать сложнее.

▬ Алексей, а что вы думаете о потенциале интернет-платформ, которых с каждым днём становится всё больше? Если уж не блогеры, может они начнут диктовать тенденции в кино?

▬ Я подписан на всё, что есть. «Амедиатека», «Нетфликс», «Окко». Я вижу, что выпускается. Но победы с разгромным счётом над цензурой у нас пока не заметил. Случаются провокационные сериалы, но знакомые телевизионные рамки всё равно никуда не деваются. Кстати, «Праздник» у нас ни одна платформа не купила.

А «ТНТ-Премьер»?

▬ У них градус цензуры чуть снижен, но я мечтаю дожить до времени, когда её не будет совсем.

▬ Ок, какие условия для творчества были бы идеальными для вас?

▬ Мне довольно свободы творчества. Как говорил Мамардашвили (прим. ред.: Мераб Константинович Мамардашвили (1930-1990) — советский философ, доктор философских наук) свобода — это когда выбора нет. Вы снимаете, потому что должны, не можете больше молчать. Я не мечтаю о колоссальных бюджетах, если не будут мешать показать фильм зрителям — уже счастье.

Проблема выбора никакого отношения к проблеме свободы не имеет. Свобода это феномен, который имеет место там, где нет никакого выбора. Свободой является нечто, что в себе самом содержит необходимость — вот как введена категория. Нечто, что является необходимостью самого себя, и есть свобода.Мераб Константинович Мамардашвили

А что насчёт международной коллаборации?

▬ Я обсуждал в Лос-Анджелесе историю про закон Димы Яковлева, но они не могли поверить в исходные обстоятельства. Что у нас действительно был принят такой изуверский закон. Там продюсеры не понимают, почему наши люди не возмутились, такой поворот сюжета кажется абсурдным даже для кино. В Голливуде хороший спрос на режиссёров, которые сумеют воплотить сценарии, интересные всему миру, я корнями обязан советскому кино и пока не могу с ним расстаться.

Алексей Красовский на съёмочной площадке «Элефанта»
Алексей Красовский на съёмочной площадке «Элефанта»
Фото предоставлено Алексеем Красовским

Как вы считаете, всё-таки удастся реализовать проект?

▬ Не знаю, если не смогу снять его, запущу что-то другое. Постараюсь увидеть и в этом свои плюсы. Не будь у меня «Элефанта», я бы не познакомился с Сергеем Астаховым. Не снял бы с ним «Праздник».

▬ Что планируете в ближайшей перспективе?

▬ Мы сняли пилот «Мастер-класса», но не стали его выкладывать, похоже, он тоже превращается в полнометражное кино. Главное правило YouTube — регулярность. К которой я пока не привык. Сейчас ищу деньги на новую однокомнатную историю: три актёра, сплошной психоанализ, триллер.

«Главное правило YouTube — регулярность. К которой я пока не привык»

А может всё-таки рискнуть и попробовать через Минкульт?

▬ Когда мы подавались с «Элефантом» ещё не было таких репрессий как сейчас. Сегодня мне кажется неприличным с ними взаимодействовать. Как и в судебной системе в Минкульте тоже нужна реформа. Когда министр несёт чушь про комиксы, которую подхватывают режиссёры, они забывают о раскадровках, без которых невозможно кино, словом, такие лидеры мнений опасны.

На съёмочной площадке фильма «Праздник»
Оператор Сергей Астахов и Алексей Красовский на съёмочной площадке фильма «Праздник» Фото предоставлено Алексеем Красовским

А если задействовать хайп-волну?

▬ Я мало что понимаю в продвижении фильмов. Когда выпустили «Коллектора», помню тоже писали, что мы поймали волну, хотя сценарий был написан ещё когда такой проблемы не было, и Гугл на запрос предлагал вам подземные коллекторы. Я рассказываю о том, что болит или пытаюсь угадать, что будет болеть завтра, если сегодня не принять мер. Мне тяжело совмещать в себе сценариста, режиссёра, продюсера, в пиарщики я точно не пойду. К тому же неудач у меня тоже хватает: из шести серий «Революции» успехом пользуются лишь две, остальные, увы, даже не окупились.

Актёр Никита Тюнин и Алексей Красовский на премьере фильма «Коллектор»
Актёр Никита Тюнин и Алексей Красовский на премьере фильма «Коллектор»
Фото предоставлено пресс-службой WDSSPR

Быть может, попробовать силы в сериальной индустрии?

▬ Для начала нужно поверить, что такая индустрия есть. Я уже снимал и писал сериалы. Ещё когда не принято было их любить. Искренне желаю удачи коллегам, которые заходят на эту территорию и выбивают нормальные условия производства, обычно они невыносимые: съёмка по 16 минут в день, и так далее. Про исключения выше мы говорили, эволюция видна, и это для всех здорово.

Может ли у нас произойти что-то вроде чуда, когда кино будет влиять на мировоззрение и массовое сознание?

▬ Прежде всего этого должны захотеть зрители. Как они массово вышли за свободу Ивана Голунова. Пока зрителей устраивают пиратские раздачи фильмов, хейтеры вместо обзоров — перемен не будет. От нас, создателей, разумеется, тоже что-то зависит, но зрителей численно больше, у нас ведь огромная территория, и каждый может повлиять на будущее кинематографа, вложившись хотя бы одним рублем в то, что ему понравилось.

Алексей, после всех скандалов и передряг с «Праздником» и «Элефантом», вы оптимист или пессимист относительно будущего российского кино?

▬ Хочется обозвать себя прагматиком. Как я уже сказал, мне нравится быть зависимым от зрителя, бороться за его внимание с другими создателями. Но если нужно выбирать из этих двух опций, считайте меня оптимистом.


На момент беседы ещё не были обнародованы кассовые сборы «Элефанта». К сожалению, картина не окупилась и провалилась в прокате — всего 1 851 912 рублей при стоимости в 60 млн. рублей.

Добавить комментарий

Добавить комментарий

Подписаться на блог по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях в этом блоге.